a64408b1

Бирюк Александр - Ужасный Федя



Александр Бирюк
Ужасный Федя
Вокруг была тайга. Виктор Бомбаревич, за несколько лет отшельничества
превратившийся из рядового энтузиаста в настоящего маньяка, торопливо
шагал впереди, увлекая меня в это царство теней и неприятных ощущений, и
даже не оглядывался. Мы шли на поиски снежного человека, который, по
слухам, обитал где-то в этих местах.
А более ужасные места для подобных поисков и представить себе было
трудно. Мы пробирались по руслу пересохшей реки, и часы показывали
полдень, Если бы не они, я засомневался бы в том, что в таком мрачном мире
вообще существует течение времени. Кроме нас вокруг не двигалось ничего.
Темная стена леса словно затаилась, не шевелился даже туман, превративший
небо в кошмарный колпак. Мне подумалось, что и река пересохла не зря -
любое движение в этом замкнутом пространстве порождало только тревогу и
неуверенность. Тот, кто никогда в жизни не бывал в подобных местах, вряд
ли поймет мое состояние - ведь меня пугал даже сумрак маленького сквера в
центре столицы. А если еще подумать и о том, к кому мы направлялись в
гости...
Впрочем, Виктор Бомбаревич, в недавнем прошлом тоже горожанин, не
чувствовал себя неуверенно. Напротив, он не видел в окружавших нас
пейзажах ничего отталкивающего. Прошлым вечером я услышал от него массу
сбивчивых речей, воспевающих и прославляющих этот великий противный край.
Я не разделял восторгов Бомбаревича, а он не разделял моих опасений.
Но какие бы разногласия не возникали между нами по этому поводу, в
одном мы с ним были едины. Нам обоим во что бы то ни стало нужно было
увидеть снежного человека. Неандертальца, как называл его Виктор.
Бомбаревич возлагал на этот поход большие надежды. Самого неандертальца
он еще так ни разу за три года и не увидел. Но зато был обладателем
большой коллекции его следов. Он был _уверен_ в существовании
неандертальца, причем на основании собранных данных мог описать
особенности его внешности и повадок до малейшей детали. Он был помешан на
этом объекте, и с тех пор, как эта "болезнь" стала прогрессировать,
превратился в человека с узконаправленной мозговой деятельностью. Для него
реально существовали только те вещи, которые так или иначе были связаны с
предметом его мании. Я имел к этому прямое отношение - хотя мне всю жизнь
было глубоко наплевать на этого снежного человека, но, так как я был
близким другом Виктора, и к тому же имел неосторожность в письмах к нему
выражать недвусмысленное недоверие по поводу его мечты, то пришлось
расплачиваться. Виктор сделал все, чтобы вытянуть меня из центра
цивилизации и окунуть с головой в это отвратительное царство. "Вас бы всех
оттуда повытягивать хоть на недельку, - сказал он мне, - чтоб размяли свои
мозги и кости".
"Хороши же мозги будут у меня после такого отдыха", - уныло подумал я и
крикнул:
- Эй, Бомбаревич!
И тут же испугался звука собственного голоса. Чаща гневно зыркнула на
меня со всех сторон, грозя расплатой.
Виктор на ходу недовольно оглянулся через плечо. Я стянул с себя
нелегкий рюкзак и опустил на позеленевший плоский камень.
- Чего ты? - остановившись, спросил Бомбаревич.
Я махнул рукой, не намереваясь больше кричать. В этом насквозь
пропитанном влагой и мерзкими предчувствиями воздухе голос менялся и
производил неприятное впечатление.
Виктор нетерпеливо ждал. Вид у него был раздраженный.
- Погоди, не торопись... - негромко сказал я, вытирая пот со лба. -
Куда спешишь, успеется!
- Устал? - подозрительно поморщился Бомбаревич.
Но я нич



Назад