a64408b1

Бирюк Александр - Клад



Александр Бирюк
Клад
Привет Избавителю! - ревом возгласил
хор. - Смерть Крысолову!
Александр Грин
Грише совершенно не улыбалось оставаться одному в большой пустой
квартире во втором часу ночи, но делать было нечего. За неделю им двоим
предстояло закончить большущий ремонт, дело решала скорость, и потому
история с глазом Куркина была некстати.
Уже за полночь с Куркиным приключилась неприятность. Ему в глаз попал
маленький кусочек штукатурки и не позволял безболезненно моргнуть. Удалить
зловредную пылинку никак не удавалось. О работе не могло быть и речи. И,
быстро переодевшись, он отправился в "скорую помощь".
Гриша закурил и посмотрел на часы. До утра далеко. По его расчетам,
Куркин вернется не раньше, чем через час. Если, конечно, с глазом все
нормально. В тишине слышен был гул взлетающего в далеком аэропорту
самолета. Изредка с улицы доносился шум проезжающего автомобиля, а с моря
- заунывный гудок маяка. Окно выходило во внутренний двор, и свет из
подъезда отражался в темных окнах противоположного дома.
Гриша затушил окурок, подошел к стене и чиркнул по ней металлическим
шпателем. После нескольких минут тишины этот звук показался ему до того
резким и громким, что он вздрогнул и испуганно прислушался. Одному в
пустой квартире было не по себе, как в детстве, когда взрослые гасили свет
и бросали его наедине с темнотой.
Гриша вздохнул, присел на корточки и, понемногу увеличивая темп работы,
принялся сковыривать со стены куски старой штукатурки. Вдруг здоровенный
шмат штукатурки отвалился с большим куском камня, и в образовавшемся
углублении Гриша заметил широкую щель.
Его охватило приятное возбуждение. Он много раз слышал про всякие
клады, замурованные в стенах старых домов. Еле переводя дыхание, Гриша
схватил топор и принялся расширять щель. Пот лил с него градом, хотя в
кухне не было жарко. С каждым новым ударом в стене все яснее
вырисовывалась квадратная ниша. Гриша стал ее углублять. Вскоре путь ему
преградил кирпич, отзывавшийся на удары чисто и звонко. Значит, там, за
ним, было пустое пространство!
Проклятый кирпич долго не поддавался. Гриша дрожащими руками сжимал
скользкое от пота топорище, тщетно стараясь не наделать чрезмерного шума.
Старая глина гудела и звенела, но крошилась, как назло, очень неохотно.
Наконец кирпич побежденно всхлипнул и исчез в темной дыре. И тотчас
Гриша увидел то, к чему стремились сейчас все его помыслы. Почему-то он
был твердо уверен, что это то самое...
Внезапно успокоившись (ведь дело-то сделано!), Гриша изо всех сил дунул
в дыру, сметая известковую пыль. В темноте проступили очертания верхней
части металлического цилиндра, похожего на пятикилограммовую банку, в
каких иногда продают томатную пасту. Стена в этом месте была толстая,
капитальная, и скрывала истинные размеры банки.
Скорчившись в неудобной позе, Гриша ухватился за банку (если это была
банка) обеими руками и дернул ее на себя. Из глубины дыры послышался
неясный шорох, к ладони что-то мягко прикоснулось, и в следующий миг ее
обожгло страшной болью.
Гриша вскрикнул и выдернул руку. На левой ладони явственно обозначились
следы острых зубов.
"Крыса!" - пронеслось в голове. Гриша быстро наклонился и заглянул в
дыру. И в самом деле, большая коричневая крыса сидела на банке и угрожающе
скалила зубы. Усы ее противно топорщились в разные стороны. Рядом
мелькнула тень еще одной, и массивная банка вздрогнула.
Гриша схватил топор и ткнул им в крысу. Тотчас послышался скрежет зубов
о металл, и то



Назад