a64408b1

Биленкин Дмитрий Александрович - Время Сменяющихся Лиц



Дмитрий Биленкин
Время сменяющихся лиц
Прежде смотр перед зеркалом то повергал в уныние, то давал утешение, но
теперь самый-самый тщательный и придирчивый исключал всякую надежду. Не
лицо, какая-то надутая клякса! Из зеркального пространства на Лену с
отвращением смотрели неопределенные, то ли серые, то ли голубоватые глаза,
а невзрачный нос и детски припухлые щеки густо усевала рябь веснушек,
словно в лицо брызнули грязью, которая так ржавыми пятнышками и засохла.
У-у!.. Хороши были, пожалуй, только шелковистые, плотным шлемиком
облегающие лоб волосы. Но этим как раз и утешают дурнушек - что у них
красивые волосы. Или глаза.
При мысли о глазах изображение в зеркале притуманилось от набухших
слез. Ну почему, почему у нее такие _никакие_ глаза? И в придачу
веснушки... В чем, перед кем она провинилась, что у нее _такое_ лицо?!
Сморгнув слезы, Лена попыталась начать все сначала. Улыбнулась сама
себе, но добродушно заиграла только детская, на щеке, ямочка, отчего
улыбка и вовсе получилась идиотской. Нет, лучше строгость. Лена свела губы
в ниточку. Глаза из зеркала посмотрели недоверчиво и зло. Лена задержала
это выражение. Так лучше, конечно, лучше, особенно губы. Может, девчонки и
врут, а может, и правда, будто целованных от нецелованных можно отличить
по губам. Сейчас никто не скажет, что ее ждет первое свидание, надо только
еще надменней откинуть голову, придать себе равнодушный вид...
Да это же просто гримаса! Вымученное, в грязи веснушек лицо... Лена
едва не хватила кулачком по стеклу. Нет, нет, нет! Как ни сжимай губы, как
ни строй лицо, прет веснушчатое, девчоночье, пухлое. У, в кого только
уродилась такая!
Теперь на нее смотрело обмякшее, растерянное, жалобное лицо. Просто
жалкое. И в носу щекочет, только этого не хватало - захлюпать. А, пусть...
Дура, прилетела вчера, как на крыльях. Встретила: он! Миша, Мишка, Мишуня,
имя-то какое ласковое, уютное, теплое... И сам родной. Не верила в любовь
с первого взгляда, а вот... И он, кажется, тоже. Ой, мамочки, как все
глупо! Чему обязана счастьем? Да вечер же был, сумрак, лица толком не
разглядеть, случайно столкнулись, слово за слово, допоздна проговорили
запоем, а как-то будет теперь, при свете дня?
Дурнушка...
Дальше оставаться наедине с собой было невозможно. Лена вылетела на
улицу и шла, ничего не видя от слез. Опомнилась, когда на переходе от нее
шарахнулось пустое такси. Услужливая, с мгновенной реакцией кибермашина,
вильнув, на всякий случай тут же распахнула дверцу - мол, к вашим услугам,
не угодно ли? Лену обдал запоздалый холодок испуга, она кинулась к
тротуару.
Тенисто, пусто. Зачем и куда идти? Все без разницы. Былую Лену широкие
и удобные плитки тротуара позвали бы попрыгать на одной ноге или
что-нибудь нарисовать завалившимся в кармане мелком. Точка, точка,
запятая, вот и рожица кривая... Ой! Все, теперь взрослая, вот она, светлая
юность, живи и радуйся...
Ноги несли сами собой. Куда? Никуда. Вдруг в зыбкой прорези листвы
мелькнула вывеска. _Та самая_. Ноги приросли к плитняку. Нет!.. Да. Глухо
тукнуло сердце. Она же не хотела, даже в мыслях такого не было! Хотела,
коли пришла. Остался последний шаг.
Биопарикмахерская.
Вот оно, осуществимое право на... Золотом по лазури: биопарикмахерская.
Все просто и буднично. Даром что последнее достижение прикладной науки;
обычная вывеска, стеклянная дверь - заходи. Новинка, от которой пугливо,
стыдно и сладко познабливает внутри. Еще недавние ожесточенные споры,
всеобщий девичий пер



Назад