a64408b1

Биленкин Дмитрий Александрович - Весенние Лужи



Дмитрий Биленкин
Весенние лужи
Жизнь - это ожидание. Ждут все, всегда и всего, начиная с первых капель
материнского молока и кончая последней надеждой на исцеление. А меж этим
такое обилие всякого, что давно сосчитаны звезды нашей Галактики - и до
сих пор нет ответа, сколькими желаниями обременены наши души.
Чудо на этой ярмарке ожиданий - товар особый и неприметный. Кто
упомянет о нем наряду с любовью, успехом и даже удовольствием от
бифштекса? Но если вглядеться, то вера в чудо, желание чуда постоянны в
нас: вдруг, ну а вдруг... Правда, с возрастом копится разочарование. Где
они, эти всеозаряющие, невероятные, с неба падающие подарки судьбы? Не
считать же чудом шальной выигрыш в какой-нибудь лотерее! Вообще, оглядев
историю нашего рода, сможет ли кто-нибудь назвать пусть одно, самое
крохотное, зато несомненное чудо?
Странно все-таки устроен мир... В нас теплится неизбывная жажда чуда,
законы природы оставляют им место (вплоть до разрешения холодной воде
самопроизвольно вскипеть в обычном графине), а подлинные, беспримесные
чудеса, судя по всему, не случаются, ибо та же вода еще ни разу не
воспользовалась своим правом беспричинно взбурлить на глазах изумленной
публики, да и по канонам теории вероятностей столь нечаянная игра ее
молекул возможна лишь во временных пределах существования Вселенной, то
есть практически нигде и никогда, хотя, с другой стороны,
среднестатистически воде дозволено сбрендить таким образом в любой миг и в
любом месте. Хоть в этом графине!
Смешней и обидней всего, если при этом в комнате никого не окажется...
А если и окажется?
Наша история вам, конечно, известна, о ней упоминается даже в
учебниках. Но я расскажу о том, что не попало в научные публикации. И не
только потому, что здесь много личного и эмоционального, а то и другое
изгоняется из научных сообщений с тем же рвением, с каким в старину
изгоняли нечистую силу. Нет, дело не только в этом...
Задание у нас тогда было самое обычное: возле звезды, имеющей в силу
своей незначительности лишь порядковый номер, надлежало смонтировать
очередную вакуум-станцию. И заодно обследовать одну тамошнюю планетку, что
могло скрасить рутину и даже возвести нас на пьедестал первопроходцев,
если бы не два обстоятельства: во-первых, планета более всего походила на
обледенелый булыжник, а во-вторых, ее, хотя и бегло, уже обследовали.
Впрочем, мы и не гнались за лаврами. Изречение "Чудес не бывает!" давно
стало ходовым в нашей компании, а приучил к нему Василенко, у которого
бутерброд всегда падал маслом вниз, что побуждало его, качая головой и
подергивая вислый чумацкий ус, бранить "закон мировой подлости". Так и
привилось. Чудес не бывает! Мы поминали это заклинание, разыскивая всякие
куда-то подевавшиеся мелочи, которые "вот только что, не успел
отвернуться, были на месте", употребляли его, когда что-то не должное
ломаться ломалось и еще во множестве других случаев, то есть почти
каждодневно. Что за жизнь, если вдуматься: у меня десятки раз отлетали
пуговицы и, заметьте, всегда некстати, и хоть бы одна пришилась сама
собой! Нет, наш мир устроен настолько бездарно, что само собой
осуществляется лишь плохое, поэтому жить здесь трудно, а созидать - тем
более.
Хотя тем больше чести. Не с богами сражаешься - с поломками борешься,
пыль изгоняешь, второму началу термодинамики противостоишь. Лишь
творческое созидание удерживает жизнь от растекания болотом, где хорошо
одним только подонкам, и то лишь до тех пор, пока им есть на ком



Назад