a64408b1

Биленкин Дмитрий Александрович - Уик-Энд



Дмитрий Биленкин
Уик-энд
Небо было не таким полосатым, как обычно, солнце светило тлеющим
угольком - в такой день можно было выскользнуть за город, отдохнуть в
пустынном местечке, даже искупаться при солнечном свете. Почему бы и
нет?
Арно круто направил моторку в укромный заливчик, лихо, когда удар
о камни казался уже неминуемым, сбросил газ. Лакми прижалась к маме:
под днищем плавно зашуршала мокрая галька, мотор издал последний
чмокающий звук, и стало необыкновенно тихо.
ИМЕННО ТАК ПРИЧАЛИВАЮТ НАСТОЯЩИЕ МУЖЧИНЫ!
Ни один из этих журнальных заголовков не припомнился Арно, ни одна
из соответствующих телекартинок не мелькнула в сознании, но все это
жило в нем, было частью его души, и, высаживаясь, разгружая лодку, он
невольно сверял происходящее с образцами: так или не так? Да,
удовлетворенно отвечало перенасыщенное ими подсознание. Умелый муж,
мощная лодка, стройная блондинка-жена, хорошо одетые, добронравные
дети...
День был что надо, остров был что надо, и Арно чувствовал себя
удачливым авантюристом. Первым делом был натянут противосолнечный тент
(СЛУЖБА РАДИАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРЕДУПРЕЖДАЕТ...) и сброшены глухие
одежды. Приятный ветерок приласкан истосковавшиеся по свежему воздуху
тела.
- Пап, а можно...
- Можно. - С широкой улыбкой Арно сделал движение, как бы вручая
детям этот остров, и с ним и весь мир. - Нужно! Мы будем играть, мы
будем купаться, мы будем...
- Только недолго. И наденьте все-таки сомбреро, - косясь на небо,
сказала Кора.
Слова жены испортили Арно настроение. Сомбреро! С тех пор как люди
стали бояться солнца, этим головным убором, говорят, обзавелись даже
эскимосы.
Тьфу! Он наловчился не думать о таких вещах, как угроза атомного
испепеления, "бунт Голема" или экологическая катастрофа. Будто
человеку мало знания, что он смертей! "Все вы свихнутые, - бывало,
бормотал дед. - Все вы с колыбели отравленные! Психически облученные!
Да, да, и не спорьте: только такие старики, как мы, это и видим: у
нас, понимаешь, было нормальное детство..."
Остров оказался невелик, но прелестен. Они обошли его а полчаса,
восхитились родником, который спрятался среди деревьев и скал. Такой
замечательной воды они не пили давно. Детей больше всего поразило, что
вода эта течет просто так и - совершенно бесплатно. Арно радовался их
восторгу, но про себя вдруг подумал, что в их возрасте ему в голову не
пришла бы та мысль, которая пришла им. А, плевать!
- Р-Р...
Это была их игра. Арно с ревом выпрыгнул из-за куста (из дремучих
джунглей вынырнул!), схватил обоих детишек поперек туловищ, высоко
поднял, те завизжали. Дрыгаясь, Берт саданул коленом в скулу, это было
довольно чувствительно, но кто обижается? Мгновение спустя они уже
образовали кучу малу, и "тигр" был повержен, укрощен, распластан.
- Лазеры к бою! - закричал Берт, занося над папиной головой
Камень. - Смерть террористам!
Под конец все запыхались, и боже мой, во что обратились новенькие
сомбреро! Зато мускулы горели, по телу бежал бодрый ток крови, даже
Кора, глядя на них, радовалась и не замечала помятых шляп.
- Ах вы мои ребята-зверята!..
И вдруг она спохватилась:
- Под тент, дети, под тент! Вы слишком...
Начинается... Арно сплюнул приставший к губе плоский камешек.
Здесь они не под крышей, здесь всюду небо и солнце, небезопасное даже
на склоне дня, и все же гнать детей сразу под тент - это, конечно,
перестраховка, но попробуй докажи Коре! Все на свете меняется, кроме
женщин.
- Искупаемся позже, - буркнул он. - Когда свеч



Назад