a64408b1

Биленкин Дмитрий Александрович - Сокровища Нерианы



Дмитрий Биленкин
Сокровища Нерианы
Люди на взгорье, как моряки на шаткой палубе, стояли, широко расставив
ноги. Перед ними был клокочущий ад Нерианы. Слева, километрах в полутора,
щербатые гряды скал тряслись, будто в ознобе; справа по ущелью рвался
фиолетовый вал дыма и пепла. Он набухал, стреляя в зенит клубами, и тогда
в его мутных недрах дико сверкал огонь. Высоко в небе лохматые пряди
охватывали диск светила, попеременно обращая его то в грязно-сиреневый, то
в тускло-багровый мятущийся среди дымного хаоса шар. Казалось, что и небо
трясется тоже.
При каждом толчке даже там, где находились Соболев, Гордон и Икеда, на
склоне оживали ручьи осыпей, но щелкающий звук камешков терялся в глухих и
долгих раскатах.
Со строгим равнодушием ко всей этой сумятице Гордон поднял к глазам
энокль. Его жест, поза всех троих, беглый отсвет огня на лицах за щитками
шлемов всколыхнули в памяти Соболева что-то давнее, с детства знакомое и
здесь вроде бы неуместное. Но образы совпадали. Пораженный сходством,
Соболев хотел было поделиться впечатлением с друзьями, но вовремя
сообразил, что былину о богатырской заставе придется им растолковывать, а
это долго, да и не нужно.
Он перевел взгляд на местность. Глаз по земной привычке искал впереди
хоть какое-то подобие огнедышащих гор, мрачных ущелий, грозных, но четких
ориентиров. Напрасно. Там все было вихрь и мрак, в которых твердь
перемешивалась с палящим клокотанием газов, как в бесконечном, никогда не
смолкающем взрыве. На деле это было не совсем так: трубки взрывов не
перекрывали друг друга, энергия недр выплескивалась не ежечасно, но это
знание не делало пейзаж более мирным.
Идти туда? Был уже не первый день поиска. С короткими перерывами на
отдых и сон они шли, иногда падали от еще неблизких подземных взрывов,
поднимались и снова шли. У них были переданные Гуптой координаты места, но
чем ориентиры могли помочь там, где целый хребет, случалось, полз,
извиваясь, как гусеница? Теперь без осмотра остался небольшой, но самый
опасный участок, который располагался над самым ядром глубинных бурь.
Проверяя свою решимость, Соболев снова взглянул на друзей. Мощная
фигура Гордона высилась как памятник неподвижности. Его глаза были скрыты
эноклем. Икеда... Внезапно Соболев уловил исходящую от него тревогу.
Ничего удивительного - в душе Икеды жил опыт многих поколений народа
вулканических гор, древний трепет перед стихией, которая так часто и
неумолимо расправлялась с беззащитным тогда человеком.
Повинуясь порыву, Соболев шагнул и обнял его за плечи.
- Что? - спросил тот быстрым шепотом.
- Взгляни на Гордона. Воитель тверди и неба, а? Скульптора бы сюда!
- Пример мужества, ты хочешь сказать?
- Я хочу сказать, что развитое чувство опасности для нас сейчас не
меньшее благо.
- Шепчетесь? - Гордон резко опустил энокль. - А ведь завел нас Гупта!
Дальше пути нет. Ни по земле, ни по воздуху. Что предпримем?
- Поплывем, - без улыбки ответил Икеда. - Раз нельзя идти и лететь.
- Совет в классическом стиле Востока! Что скажешь, Соболев?
- Употреблю ненавистное мне слово.
- Авось?
- Не отступать же. Ого!..
Тряхнуло так, что у всех отдалось под ложечкой. Небо потемнело. Впереди
встала клокочущая стена, перед величием которой люди ощутили себя мошками.
- Мегатонны три, - подытожил Соболев. - Или больше.
- Вот безобразие! - Гордон сморщился, как от кислого. - И это в самый
спокойный период. Ладно, рискуя не безрассудно, ставлю жизнь на кон. Ты,
Икеда, уже прикинул степень опас



Назад