a64408b1

Биленкин Дмитрий Александрович - Снега Олимпа



Дмитрий Биленкин
Снега Олимпа
Двадцать километров подъема остались позади, в фиолетовой мгле, в
оранжевом отблеске зари, дальше плато широким и мощным размахом круто
уходило в небо.
Долго перед глазами Вуколова и Омрина был склон, только склон, упорное
восхождение, которое словно и не приближало к цели, так одинаково мрачный
путь упирался в небо, где отрешенно горели звезды. Лишь привал на гребне
ошеломительно распахнул пространство. Взгляд падал в бездну, смятенно
искал в ней привычные пропорции и масштабы, но едва находил, как разум
спешил поправить ошибку зрения. Ибо то, что виднелось отсюда пологом
ночного тумана, было всей толщей атмосферы, а что казалось скалистой
грядой, составляло могучий горный хребет. И вся ширь зари сокращалась
отсюда до размера вдернутой во мрак цветной шерстинки.
Тихо было, как на плывущем облаке. Тонко звенела кровь в ушах, взгляд,
успокаиваясь, парил над бездной, тело охватывала невесомость, и лишь
твердь камня напоминала сознанию о грубой материальности мира.
Люди сидели как завороженные.
- Недолгое счастье Френсиса Макомбера, - отдаваясь прихотливому течению
мыслей, прошептал Вуколов.
- Недолгое счастье Френсиса Макомбера, - эхом отозвался Омрин.
И снова упало молчание, вечное там, где не может быть ветра. Текли
минуты, оба продолжали сидеть неподвижно.
Чем было для них сказанное? По какой логике им вспомнился давний
рассказ Хемингуэя? Что общего было у них с Макомбером? Этого они и сами не
могли объяснить.
Вуколов то и дело возвращался мыслями к своему прошлому, которое отсюда
казалось далеким, маленьким как пейзаж в перевернутом бинокле. Мальчик
босыми ногами месил теплую дорожную пыль - неужели это был он? Неужели тот
длинноволосый юноша, который в прокуренной комнате среди таких же
неистовых юнцов о чем-то спорил до хрипоты, был тоже он? Или тот
подтянутый, переполненный энергией молодой ученый на кафедре? Странно...
Или та беспросветная ночь, когда он узнал, что любимая его не любит, и все
безнадежно, - она была? Неужели вот эта минута над бездной бездн -
продолжение его прошлого?
Так оно и было, и Вуколов смиренно подивился тому жизненному зигзагу,
который привел его сюда. Можно было считать почти запрограммированным,
почти неизбежным и то, что он когда-то бродил босиком, и то, что мальчишка
окончил школу, университет, и то, что он страдал от безнадежной любви, и
даже то, что он очутился на Марсе. Почему бы и нет, в конце концов?
Правда, из миллиардов людей на Марс попадали лишь сотни, но уж они-то были
направлены туда волей человечества, столь же неуклонной, как сила,
движущая планеты по их орбитам. А вот в том, что он, Вуколов, оказался
здесь, не было никакой закономерности, по крайней мере логической. Скорей
это произошло вопреки логике да и здравому смыслу тоже. Не было очевидной
цели, которая бы заставила их карабкаться в эту гору. Петрографическое
исследование вершины? Да, возможно. Но если честно, то это оправдание
перед совестью. Просто он поддался на уговоры Омрина. Просто ему хотелось
осилить гору, и он дал себя убедить, что это нужно для науки. Желание,
шальной порыв, если разобраться, не более. Все остальное придумано. И вот
он здесь.
Какая-то чертовщина, если вдуматься! Один век сменялся другим, а люди и
не думали подниматься в горы. То есть, конечно, туда шли, очень даже шли,
но лишь затем, чтобы проложить тропу, достигнуть пастбища, провести
караван, укрыться от набега. Все это ясные, насущные потребности. Людей
интересовали пер



Назад