a64408b1

Биленкин Дмитрий Александрович - Проверка На Разумность



Д.БИЛЕНКИН
ПРОВЕРКА НА РАЗУМНОСТЬ
М., "Молодая гвардия", 1974 г.
Библиотека советской фантастики
ПРОВЕРКА НА РАЗУМНОСТЬ
Питер все медлил, хотя следовало, не колеблясь, войти,
разбудить Эва, если тот спал, и сознаться, что ему, инжене-
ру-звездолетчику первого класса Питеру Фанни, померещился
призрак.
Это произошло в одном из тех дальних отсеков, где нудная
вибрация напоминала о близости аннигиляторов пространства -
времени. Рядом была заперта сила, которая могла разнести не-
большую планету, и сознание невольно настораживалось в этих
тесных, скупо освещенных и наполненных дрожью переходах.
Питер чувствовал себя, впрочем, как обычно. Вероятно, он
даже удивился бы, узнав, что в нем, хозяине всей этой чудо-
вищной махины, дремлет то самое беспокойство, которое испы-
тывал его далекий предок, когда мощь природы выдавала себя
бликом зарниц или грозным запахом хищника на тропе.
Он уже заканчивал обход, когда его приковал к месту ти-
хий, невозможный здесь звук покашливания.
Он обернулся.
Никого, ничего. Пустой коридор, тусклая эмаль стен, зме-
истые тени кабелей и труб. И явственное, как прикосновение
паутины к лицу, ощущение чужого взгляда.
- Олег, это ты? - напряженно крикнул Питер.
Коридор молчал. Питер был один, совершенно один в чреве
мерно работающей машины.
Мгновение спустя Питер осознал нелепость, даже постыд-
ность своей позы и решительно шагнул к месту, откуда раздал-
ся звук, передвигая поближе сумку с тестерами и тем самым
как бы давая понять, что готов немедля устранить любую каш-
ляющую, чихающую или хихикающую неисправность.
Не сделал он, однако, и двух шагов, как от стены наискось
метнулось нечто столь стремительное и бесформенное, что па-
мять запечатлела как бы рванувшийся клуб черного дыма, кото-
рый, исчезая за углом, блеснул из своей темной глубины двумя
кроваво-красными зрачками.
Когда ослабевшие ноги вынесли Питера на площадку, куда
скрылось "нечто", то по обе стороны от нее не было ничего,
кроме зеркально повторяющих друг друга, наполненных дрожью
коридоров. Задыхаясь, Питер пробежал в оба конца, оглянулся,
и расстояние, отделяющее его от жилых помещений звездолета,
впервые показалось ему пугающе-огромным.
Случай был, конечно, предельно ясен. Бывало и раньше, что
нагрузка долгого полета сказывалась на нервах звездолетчи-
ков, хотя, насколько Питер мог припомнить, призраки еще ни-
когда никому не мерещились.
Тем хуже его положение. О происшедшем он обязан доложить
врачу, то есть старине Эву, а что последует затем, нетрудно
представить.
Ему непередаваемо стало жаль себя. Это несправедливо,
несправедливо, несправедливо! Почему с ним? За что? Как это
вообще могло случиться, ведь он чувствовал себя не хуже
обычного!
- Эв, ты спишь? - негромко спросил он перед закрытой
дверью.
Праздный вопрос. Разумеется, в этот поздний час корабель-
ной ночи главный врач и биолог экспедиции отсыпался после
трудных дней работы на Биссере. Может, и не надо будить его
сию секунду?
Питер погладил подбородок, соображая. Он обязан предстать
перед врачом, верно. Он обязан рассказать о том, что было,
это так. Но есть разница - предстать сейчас или немного поз-
же. Большая разница! Вряд ли его реакция сейчас в норме. Вот
если он отдохнет, отоспится, тогда, быть может...
Решено. Твердым шагом Питер Фанни прошел в свою каюту,
разделся и лег. Его больше не трясло. В каюте было тихо.
Здесь ничто не напоминало о той скорости, с которой звездо-
лет, торопясь к Земле, проламывал пространс



Назад