a64408b1

Биленкин Дмитрий Александрович - Полынов 1



Оцените этот текст:Не читал10987654321
Дмитрий Биленкин. Десант на Меркурий
-----------------------------------------------------------------------
Цикл "Полынов", повесть первая. Авт.сб. "Марсианский прибой".
OCR & spellcheck by HarryFan, 12 September 2000
-----------------------------------------------------------------------
В ответ на прикосновение Полынов замотал головой спросонья.
- Н-е-ет...
- Да проснись же, мы у цели, - настойчиво повелел голос.
Полынов открыл глаза. Над изголовьем возвышался Бааде. Торжественный,
застегнутый на все пуговицы. "Ему бы пошли эполеты, - почему-то решил
Полынов, - золотые, огромные эполеты. С вензелями. Очень пошли бы".
Вслух он сказал:
- Ты будишь так, словно меня ждут великие дела.
- А разве высадка пустяк? Не там ищешь ботинок, вот он.
Психолог промолчал.
Войдя вслед за механиком в рубку, он придирчиво оглядел ее. Все как
будто на месте - и огоньки над пультом, и ленивые кривые на экранах.
Полынов досадливо щелкнул пальцами. Шумерин ему не нравился. Капитан сидел
сгорбившись, как вопросительный знак. Его пальцы с излишней поспешностью
сновали по тумблерам анализатора. "Волнуется старик", - подумал психолог.
"Старику" не было и сорока лет.
Полынов зевнул. Сладко, шумно, так, чтобы на это обратили внимание. И
сказал, как бы про себя:
- Значит, у меня снова заболит зуб.
Шумерин удивленно обернулся. Из-за его плеча выплыл черный овал
иллюминатора; в рубку глянула глухая ночь Вселенной.
- Что за чушь, какой еще зуб?
- Верхний. Справа.
Шумерин глядел на психолога, ничего не понимая. С плеч Бааде слетели
невидимые эполеты: от неожиданности механик приоткрыл рот.
- Больной зуб? - спросил он в замешательстве. - У врача? Космического?
Ты шутишь...
- А я и не говорю, что у меня больной зуб, - уточнил Полынов. - Но
когда включается тормозная установка, какая-то неучтенная вибрация
заставляет резонировать нерв. И зуб болит. Паршивое ощущение: историческая
минута, чужая планета, а герой-первооткрыватель хватается за щеку, как
старуха.
- Почему ты не сказал об этом раньше? - возмутился Шумерин.
- А кой прок? Инженеры, в лице нашего уважаемого Генриха
Станиславовича, месяц ходили бы вокруг двигателей, меня замучили бы
анализами, а все могло окончиться тем, что в экипаж назначили бы врача, у
которого зуб не резонирует.
Бааде расхохотался. Шумерин улыбнулся и посоветовал принять фенатин.
"Неплохо, - решил Полынов. - Тлетворный дух Тугаринова изгнан каленой
метлой шутки".
К психологам в космосе относились с иронией. Прежде всего потому, что
редко кто замечал их работу. И не случайно: плох тот психолог, чья
деятельность бросается в глаза. В этом были, конечно, свои минусы. Когда
человека брали в полет на должность "врача-биолога-психолога", капитанов
несравненно больше интересовало, какой он врач и какой биолог. А
результат? Помянув "тлетворный дух Тугаринова", Полынов имел в виду вполне
конкретный случай. Ситуация была точно такой же: чужая планета, посадка,
нервная лихорадка пальцев... Психолог на том корабле был шляпой из шляп:
хорошо зная Тугаринова, он тем не менее не удосужился провести
профилактику. И в самый ответственный миг Тугаринов взял управление
кораблем на себя! При посадке!
Тугаринова вовремя оттащили. Но секунда, когда капитан руководил
спуском на Венеру, кое-кому стоила седины в волосах. Даже стажеру
известно, что человек с его медлительной реакцией, неспешной
сообразительностью просто не а силах сам, без участия автоматов посадить
кораб



Назад