a64408b1

Биленкин Дмитрий Александрович - Поездка В Заповедник



Дмитрий Биленкин
Поездка в заповедник
Город долго держал их в переплетении улиц, кружил по виадукам, ярусам,
мостам, тоннелям, пока, наконец, не выпустил на открытое шоссе. Низко над
шоссе стлалось губчатое, как поролон, желто-коричневое небо. Ржавой была
земля с редкими пучками жухлой травы, угрюмо сменяли друг друга глухие
фасады зданий, и всюду высились мачтовые опоры, откуда то и дело выбегали
механические пауки, чтобы вплести еще одну прядь в густую паутину тросов,
кабелей и подвесок.
Лив вертела головой, следя за действиями пауков, но мало-помалу
внимание ее привлекло небо, где обозначилась лимонно-желтая проталина,
которая разгоралась и вдруг брызнула ярким пучком света.
- Ай! - вскрикнула Лив.
- Очки, где очки? - засуетилась мама, шаря по карманам сиденья.
- Вот же они, - сказал папа. - Ничего страшного, просто не надо туда
смотреть.
Все трое надели очки. Мир стал темнее, однако в нем появились контраст
и объем, потому что солнце, хотя и слабо, просвечивало сквозь пелену.
Место, где оно находилось, сияло, как выигрышный жетон.
- А оно вправду золотое? - тоненьким голоском спросила Лив.
- Нет, это просто очень сильная лампа, - ответил папа.
Дорога взмыла на пригорок, и Лив, обернувшись, увидела полузатянутый
дымкой город. Он возвышался точно горный хребет, Зубчатые вершины терялись
где-то там, за коричневой мглой; плоскость металлических скал прорезали
ущелья, в чьей глубине мерцали тусклые огоньки; склоны сбегали уступами, и
эту мощную цепь нельзя было охватить с одного взгляда, так как отроги ее
были и справа, и слева, они уходили, растворяясь, куда-то за горизонт, в
бесконечность. Все вокруг - строения, мачты, потоки машин, сама Лив
казались маленькими перед дымными хребтами металла, стекла и бетонопласта.
- Вот, - сказал папа, накрывая ладонью руку девочки. - Смотри, это
овеществленный труд наших отцов, дедов, прадедов, это все мы создали, -
да, да, все эти горы, скалы, ущелья и пики, в каждой их клеточке частичка
нашей жизни, и ты, когда подрастешь, прибавишь к ним свою...
- Ты удивительно понятно умеешь обращаться к ребенку, - недовольно
заметила мама.
Разговор оборвался. Навстречу неслись рекламы. По обочине, не отставая,
бежал тигр с гномиком в зубах. Над страдальческим лицом гномика витала
надпись: "Страдает от болезни тот, кто диенол не пьет". Поперек полотна
зажглась надпись: "Научный факт: уныние сокращает жизнь". Слова свернулись
в огненный клубочек, он пропорхнул на капот, и за ветровым стеклом
возникла очаровательная девчушка с бутылкой диенола в одной руке и лассо в
другой. Смеясь, она отхлебнула диенол, швырнула лассо, тигр покатился и
выпустил гномика. Замигала надпись: "Диенол - это информация и оптимизм на
благо общества".
Лив сидела, не шелохнувшись.
Из-за горизонта выдвинулась горная цепь зданий, точь-в-точь такая, как
прежде, но то был уже другой город. Дорога пошла в обход, потом нырнула в
тоннель, который вывел ее на дно залива. Вода была мутная, как зимний
рассвет, и Лив заскучала. Папа и мама молчали, ритмично покачиваясь в
креслах. Лив задремала.
Разбудило ее ощущение каких-то странных перемен. Она открыла глаза и
тотчас зажмурилась: над прозрачным верхом машины висел ослепительный свод,
похожий на пустой экран информвизора, но несравненно более яркий, огромный
и пугающе голый...
Когда Лив вновь открыла глаза, по куполу проносились черные молнии
помех. Она осторожно скосила взгляд и асе поняла. Свод был небом, хотя и
необычным, а за помехи она при



Назад