a64408b1

Биленкин Дмитрий Александрович - Пересечение Пути



Дмитрий Биленкин
Пересечение пути
Движение урагана мангры уловили, как всегда, вовремя, хотя, казалось,
вокруг ничто не указывало на его близость.
Если бы мангры могли облечь свои ощущения в слова, то, верно, сказали
бы, что со стороны природы бессовестно гнать их прочь от накрытого стола,
когда они еще не насытились. Но мысль и слово отсутствовали. Просто
ногокорни стали поспешно вытягиваться из земли, а черно-фиолетовые покровы
поднялись и выгнулись по ветру, как натянутые паруса. Безжалостная
эволюция жестко закрепила в манграх суровое знание кочевника: кто медлит,
тот рискует погибнуть под ураганом, как бы стойко он ни цеплялся за почву.
Не прошло и четверти часа по земному исчислению, как по равнине, все
убыстряя ход, двинулась слитная масса темных парусов, подгоняемая ветром и
усилием сотен тысяч щупальцеобразных ног. Безошибочный инстинкт наилучшим
путем вел мангров к месту, которого в ближайшее время не коснется буря,
месту, где можно будет спокойно попастись.
В тот же самый момент, находясь в сотнях километров от мангров и
обозревая все с высоты космоса, ту же самую задачу решал усиленный всей
мощью машин человеческий разум.
Электронные и лазерные сигналы, взаимодействуя со скоростью, немыслимой
не только для мангров, но и для самого человека, обшаривали полярную
область, рассчитывали кривую движения многочисленных бурь, хаос
завихрений, удары бешеных воздушных потоков, всю ту головоломку
атмосферных явлений, которую едва осиливала земная математика, - с
единственной целью найти клочок поверхности, где можно было высадить
десант, не опасаясь немедленного буйства инопланетных стихий.
Поскольку истина объективна, нет ничего удивительного, что разные, ни в
чем не схожие методы дали один и тот же результат: десантный бот землян
устремился к тому самому месту, куда стремились и мангры.
Движение прекратилось, едва мангры достигли котловины, где они могли
безопасно пастись. "Паруса" поникли, их плоскости легли горизонтально,
вбирая скупой свет далекого светила, а щупальца врылись в землю, чтобы
дать разветвленному на гектары телу питательной соли.
Теперь уже ничто не говорило, что мангры - кочевники; казалось, они
всегда росли и будут расти на этом пологом склоне холма. С ними вместе
успокоилась и принялась за дело вся та живность, которая неизменно
сопровождала мангров и не могла без них обойтись, как, впрочем, и они без
нее.
Грохот с неба, нарастающий звук, сильная ветровая волна застигли
мангров врасплох и заставили крепче вцепиться в почву. Из-за облаков
скользнуло чечевицеобразное тело, оперлось на огненный столб и затем
медленно осело.
Органы мангров отметили почти всю картину прибытия человека на их
планету, кроме самого последнего мига: бот опустился за вершиной холма.
Ветер стих, и они успокоились. То, что случилось, не было внезапным
смерчем, который мог причинить им вред, а если и было, то смерч ушел
куда-то в сторону. Небогатый набор ответов на импульсы внешней среды
сработал как надо, и мангры продолжали спокойно пастись, блаженствуя в
холодных лучах своего солнца, наслаждаясь пищей и безопасностью. Все, что
было сопряжено с появлением человека, находилось далеко за гранью их
смутного сознания, и хотя их жизненный путь уже пересекся с путем
человека, для них все оставалось таким, каким было всегда.
И человек тоже еще не подозревал, что их пути пересеклись, хотя он-то
знал, что мангры существуют, и питал к ним интерес. Как ни странно, обе
стороны находились почти в равн



Назад