a64408b1

Биленкин Дмитрий Александрович - Ничего, Кроме Льда



Дмитрий Биленкин
Ничего, кроме льда
Мы летели взрывать звезду.
Романтики и любители приключений пусть не читают дальше. Наша судьба не
из тех, которые могут воспламенить воображение. Вот ее расклад. Путь туда
и обратно занимает сорок лет. Еще год или два надо было отдать Проекту.
Анабиоз позволял нам проспать девять десятых этого времени, так что на
Землю мы возвращались сравнительно молодыми. Однако наука, искусство, сама
жизнь должны были уйти так далеко вперед, что мы неизбежно оказывались за
кормой новых событий и дел.
Ну и что тут такого? Ничего. Нам оставалось тихо и мирно доживать свои
дни у подножия своей же славы. Очень долгие дни... Как вы думаете, почему
Амундсен на склоне лет безрассудно кинулся искать Нобиле, к которому не
испытывал никакой симпатии? Потому что ему, человеку активному, полной
мерой хлебнувшему побед и риска, после всего этого невтерпеж была долгая,
почетная и такая бесцветная старость.
Тогда, быть может, в далеком космосе нас ждали волнующие события,
необыкновенные исследования, приключения, в которых мы могли показать
себя? Отнюдь. Нам предстояло быть не героями, а техниками. Очень
добросовестными, исполнительными монтажниками, не имеющими права не только
на риск, но и на какую бы то ни было самостоятельность. Без этого мы не
могли осуществить Проект.
Вы, конечно, понимаете, почему я пишу это слово с большой буквы.
Известно, что звездолеты, как это ни глупо звучит, для межзвездных полетов
не годятся. При небольшой, что-нибудь порядка 200 тысяч километров в
секунду скорости полет даже к близким звездам растягивается на
десятилетия. Околосветовая скорость позволяет достичь хоть другого края
Галактики. Но тогда все губит парадокс Эйнштейна: год корабельного времени
становится равным земным векам. А это делает всю затею абсурдной. В том и
в другом случае люди оказываются обреченными на жалкое топтание близ
Солнца, когда отовсюду призывно блещут мириады заманчивых, но, увы,
недостижимых миров.
Осуществление Проекта распахивало дверь, пожалуй, и к другим
галактикам. Расчеты новой теории показывали, что мгновенное высвобождение
энергии, соизмеримой со звездной, образует пространственно-временной
тоннель, куда может скользнуть корабль. Без вреда для людей и без
парадоксальных последствий.
Все это, однако, нужно было проверить. Не на Земле, понятно, и не возле
солнечной системы, которая после такого эксперимента провалилась бы в
тартарары. Отбуксировать же аннигиляторы на безопасное расстояние мы не
могли технически. Оставалось одно: лазерами взорвать звезду и посмотреть,
что получится.
Годилась не всякая звезда. Более того, в пределах, которые были
доступны нам, всем условиям отвечала всего одна звезда. Туда мы и
отправились.
Верю, что фантастические описания межзвездного полета в книгах прошлого
века, заставляли взволнованно биться не только мальчишеские сердца. Мне
очень не хочется, чтобы мои свидетельства были восприняты как развенчания
романтики вообще, но правда есть правда: трудно придумать что-нибудь более
скучное, чем межзвездный полет.
Судите сами. Если вы наблюдательны, то, верно, заметили, что любое
скольжение по привычной колее сливает дни в серый прочерк. Ведь хорошо
запоминается то, что резко отличается от жизненного фона, и совершенно
неважно, где это происходит - дома или в звездолете. Только в звездолете
все гораздо монотонней, потому что неожиданные зрелища возникают за
иллюминаторами реже, чем за окнами квартиры, а случайных встреч и новых




Назад