a64408b1

Биленкин Дмитрий Александрович - Не Будьте Мистиком !



ДМИТРИЙ БИЛЕНКИН
Не будьте мистиком!
При высокой температуре мысли ползут и вязнут, как ноги в глинистом
месиве. Только лениво, нехотя, круговоротно. Все вяжется мерным узором,
монотонной чредой всеобщих пустяков, успокоительным колыханием теплой
ряби, так, без обрыва, но и без четкой связи, без единого всплеска, нет
ни малейшего раздражения даже на некстати свалившийся грипп. Впрочем,
когда грипп бывает кстати? Только когда хочешь увильнуть от более досад-
ной, чем болезнь, заботы. Я же был в отпуске, в крохотном городке Закар-
патья, принадлежал сам себе, рассчитывал всласть отдохнуть и всласть по-
работать, а вместо этого, укрывшись пледом, лежал в старом доме, еще
точнее - в "комнате с привидениями".
Кстати, весьма уютной и недорогой, только немного запущенной. Напро-
тив кровати находился камин, сейчас, в свете ночника, отверзлый и чер-
ный, как зев пещеры. Солидных размеров ковер на полу напоминал о дрях-
лости, забвении, пыли и тому подобных серьезных вещах. Когда-то весе-
ленькие, в пунцовых розах, обои изрядно пожухли и смотрели на меня пят-
нами, которым при желании можно было придать смысл и оттенок выцветшей
крови. Такого желания я не испытывал. Наоборот, я им был благодарен, ибо
подозрительная теперь тусклость аляповатых роз, их багровая в сумерках
мрачность наверняка помогли мне осесть в этом тихом, всего за рубль в
сутки, пристанище, когда я уже было отчаялся снять где-либо комнату. Се-
зон, наплыв жаждущих солнца и винограда северян! Долго я тогда вышагивал
по раскаленному сухим блеском булыжнику, напрасно стучался в устные до-
мики, стойко принимал вежливые улыбки отказа и брел дальше от одного те-
нистого оазиса к другому. Места не было нигде, и я уже ощущал то, что,
верно, чувствует бесприютная дворняга, некую униженность легковесного и,
как пыль под ногами, никому не нужного существования, когда одна тонко-
ногая, лет двенадцати фея в шортиках, шмыгнув носом, махнула куда-то в
глубь переулка:
- А вы попробуйте у дяди Мартина. У него, правда, нечисто... Но, мо-
жет, и сдаст. Прямо и налево, старый дом, во-он черепица в просвете!
Владелец домика оказался похожим на встревоженного филина. Даже ру-
башка была на нем какая-то оттопыренная, седые волосы топорщились, как
им хотелось, а глаза под круглыми очками то часто мигали, то, наоборот,
застывали в неподвижности, такие же серые, как и весь облик хозяина.
Мартин не столько говорил, сколько мямлил, и неизвестно чего в его меж-
дометиях было больше - смущения или нежелания объясняться. Сначала он
мне отказал, но сделал это так "неуверенно, что я продолжал уговоры и,
должно быть, мой вид был красноречивей слов; мой собеседник явно ощутил
некое моральное неудобство своей позиции и, мигая чаще обычного, даже
заерзал.
- Нет, нет, не хочу вас подводить... э... вообще... тут, видите ли...
Впрочем, однако... Да, конечно: человек без угла хуже, чем угол без че-
ловека, но... Слушайте, как вы относитесь к привидениям?
- Что?!
- Понятно... - Он грустно покачал головой. - Видите ли, комната есть,
пустая, но в ней... э... поселилось привидение. Не могу вам помочь, -
добавил он тоскливо.
К счастью, я даже не улыбнулся. Долгие мытарства хождений сделали из
меня провидца и дипломата. Я тут же без всяких логических обоснований
отбросил мысль о легком помешательстве собеседника, внутренним зрением
приметил под его рубашкой крохотный крестик (прочем, выпуклость этого
амулета могла сама собой обозначиться под тканью) и понял, с кем имею




Назад