a64408b1

Биленкин Дмитрий Александрович - Мера Предосторожности



Дмитрий Биленкин
Мера предосторожности
Что-то разбудило меня. Движение, звук, какая-то мысль, сновидения? Не
знаю.
Я сел, откинув спальный мешок. Все было тихо в палатке. Рядом сонно
дышал Геннадий Иванович. Снаружи полог как будто трогали осторожно коготки
- там неуверенно накрапывал дождь.
Бесшумно одевшись, я выскользнул наружу. Ночь была теплая,
безветренная, несмотря на ненастье, светлая. Со стороны озера порой
доносился стеклянный шорох дождя. Редкие крапинки чуть покалывали кожу
лица. Все было так спокойно, что мои чувства обострились, как у зверя,
который гораздо сильнее нас поглощен внешним, ибо любой уголок природы, по
которому безмятежно скользит наше внимание, для него средоточие надежд и
опасностей.
В таком редком для человека состоянии я пробыл минуты две или три.
Дождь тем временем смолк. Мир погрузился в безмолвие.
Тут все и случилось. Настолько внезапно, непонятно и быстро, что
сознание отметило лишь обрывки события. С неба ахнул удар, как от
самолета, рванувшего звуковой барьер. Воздух - это я отчетливо помню - на
мгновение стал таким вязким, что застрял в горле. Пальцы будто уколол
слабый разряд. Бесспорно, однако, что от момента звука до момента, когда
за заливом блеснула вспышка (прошла, вероятно, секунда), не было ни
молнии, ни свиста, ничего сопутствующего падению. Просто на темном гребне
мыса вспыхнул огонь электросварки, но не пронзительно-голубой, как обычно,
а белый и даже не очень яркий вначале.
Это уже потом ураганно метнулись тени, и все озарил свет, от которого
побелели травинки.
Инстинкт сработал, и падал я с закрытыми глазами, но жуткий, прямо
атомный свет проникал и сквозь веки. Облитый им, как жидким огнем, я что
есть силы вжимался в мох, ожидая последнего удара.
Но свет потух, и даже дуновения не пронеслось. Я все ждал, обливаясь
потом. Когда же я наконец открыл глаза, мир был, как прежде, тих, и -
странное дело! - я видел серую воду и силуэты деревьев так, словно и не
жмурился.
Где-то далеко взвыла собака.
- Что там такое? - раздался из палатки недовольный голос Геннадия
Ивановича.
Серая на рассвете тропа петляла среди валунов, кривых сосен и топких
мочажин. Геннадий Иванович шел споро, как человек, привычный к любой
дороге.
Когда я ночью сбивчиво рассказал ему все, он хмуро задумался, а потом
предложил перво-наперво раздуть костер и согреть чай. Я было
запротестовал, так как боялся повторения вспышки. Ответом был резонный
вопрос:
- Глаза-то ведь целы?
Было ясно, что Геннадию Ивановичу, который проспал главное, мои
опасения кажутся преувеличенными, а страхи надуманными, и, возможно, он
даже презирает меня за панику. Его трудно было упрекнуть, ибо в моем
рассказе одно не совмещалось с другим, а разница его и моего восприятия
состояла в том, что, скажем, лед для него заведомо не мог быть горячим, а
для меня мог, потому что я знал - такой лед существует.
Предложенное Геннадием Ивановичем занятие, впрочем, оказалось
оправданным. Его неторопливые движения, когда он разжигал костер,
подкладывал сучья, ставил чайник, доставал заварку, отвлекли меня, а пламя
костра создало привычный круг света, тепла и безопасности. Мысли мои
потекли ровней, и мне показалось, что я могу найти объяснение феномену.
Вероятно, это была шаровая молния. Не совсем обычная, правда, но что мы
знаем о шаровой молнии?
- Почему-то все думают, что чем безлюдней место, тем оно диковинней и
опасней, - перебил мои размышления Геннадий Иванович.
Я уставился на него с недоумением. Он



Назад