a64408b1

Биленкин Дмитрий Александрович - Извлечение Из Урока



Дм. Биленкин
ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ УРОКА
История познания - это еще и хроника саморазвенчания че-
ловека. Пожалуй, первый удар вселенскому тщеславию нанес Ко-
перник, после которого Земля перестала мниться средоточием
мироздания и со временем окончательно заняла в наших глазах
место рядовой планеты, обычной звезды на окраине заурядной
Галактики. Второй, потрясший самомнение удар связан с именем
Дарвина, который сорвал с человека нимб божественного изб-
ранничества и кровно побратал нас с животными.
Уже на нашей памяти малоприятную для человеческой гордыни
операцию произвела кибернетика, не без успеха попытавшаяся
вдохнуть уникальный, казалось бы, дар мышления в бездушный
компьютер. Так мы одну за другой теряли регалии избранни-
чества, и - странное дело! - всякий шаг по пути этого самоу-
маления оборачивался приобретением все большего могущества.
Впрочем, что же тут странного? Не в самоумалении как таковом
было дело, не в попрании себя, а в постепенном отказе от ил-
люзий, в лучшем, стало быть, видении реальности, а чем точ-
нее постижение мира, тем, естественно, успешней можно дейс-
твовать в нем.
Всe закономерно.
Все как будто закономерно, потому что сегодня в эту зако-
номерность всякий может кинуть увесистый камень. "Могущест-
во, говорите вы? Научно-техническое? Все большее и большее?
Да, без сомнения. Но что же в итоге? Не оно ли делает воз-
можным то, что обрисовано в фантастике хотя бы вот этого
сборника?"
Резонный вопрос! Только давайте спросим себя, когда же он
нам пришел в голову? Сегодня? Вчера?
В тот исторический миг, когда запыхтела первая паровая
машина? Когда именно мы осознали угрозу экологической ка-
тастрофы и что этому предшествовало?
Память возвращает меня к тому времени, когда я был сот-
рудником отдела науки одной из центральных газет. Ни до, ни
после не возникало ощущения такой сопричастности большим и
малым событиям дня, такого прикосновения к пульсу забот, ра-
достей, дел и тревог целой планеты. В отдел стекалась самая
свежая научная информация, со своими идеями, разработками
приходили ученые едва ли ни всех специальностей, мы сами ак-
тивно вылавливали в науке все самое новое, значительное и
проблемное, словом, были, что называется, в курсе событий
переднего края познания. Известно ли было нам тогда, что не
все безоблачно в наших взаимоотношениях с природой? Да, из-
вестно, сам, помнится, написал статью под громким заголовком
"Река зовет на выручку" или что-то в этом роде.
Знакомо ли нам было слово "экология"? Поднатужившись, я,
пожалуй, мог бы вспомнить, что это какой-то малораспростра-
ненный научный термин, означающий... минуточку... Ну, да,
неважно! Потребуется, загляну в справочник. Спроси нас
кто-нибудь тогда, что мы думаем об угрозе экологического
кризиса, мы бы, наверное, пожали плечами: какой кризис,
где?!
Даже не верится, что это было всего двадцать лет назад.
Проще простого все объяснить природной человеческой не-
дальновидностью и, стало быть, изначальной слабостью по час-
ти долгосрочных прогнозов. Разумеется, в этом объяснении
есть резон, потому что биоэволюция действительно не наделила
нас, сапиенсов, инстинктом дальнего предвидения, да и не
могла наделить. К чему он первобытному охотнику и собирате-
лю? Предугадал ближнее, позаботился о запасах на зиму - и
достаточно; чтобы выжить, большего и не требовалось.
А вот сегодняшнему человеку - требуется. И мало ли чем не
вооружила нас природа, ведь и математика тоже не записана в
генах. Легко ли



Назад