a64408b1

Биленкин Дмитрий Александрович - Исключение Из Пpавил



Дмитрий Биленкин
ИСКЛЮЧЕНИЕ ИЗ ПРАВИЛ
- Не боишься, что я протру твою бархатную шкуру?
Ответом был раскат благодарного мурлыканья. Вытянув шею и
оттопырив уши, Дики упивалась почесыванием. Костяшки пальцев Ронина
так энергично сновали у нее под губой, что от их движения с чмоканьем
приоткрывались острые зубки. Голова кошки моталась. Глаза были косые,
блаженные.
Ронин вздохнул. Больше оттягивать время было нельзя. Пора
собираться. Надо...
- Знаю, знаю, наслаждаться ты можешь до бесконечности... Меня,
однако, ждут.
Мур оборвался. Кошка мягко спрыгнула с коленей и, гордо неся свой
пушистый хвост, проплыла к закрытой двери, нисколько не сомневаясь,
что Ронин ее распахнет. Конечно, он это сделал. Любимице нельзя было
не услужить. В сотнях парсеках от Земли она чувствовала себя как дома,
она везде чувствовала себя как дома - уж такой это был зверь.
Проводив ее долгим взглядом, Ронин стал одеваться. В иллюминатор
неподвижно светило чужое солнце. В густом луче плавились пылинки.
Сухой ржавый свет наводил тоску.
Неподалеку от шлюза Ронин снова увидел Дики. Пружинисто
переступая, она проследовала за ним будто бы по своим делам.
- Нет, серый зверь, - громко сказал Ронин. - Дисциплина и для тебя
обязательна. Прогулки строго по расписанию, согласно программе
биологических экспериментов, вот так-то...
Кончик пушистого хвоста неодобрительно дернулся. Дики свернула в
коридор с таким видом, словно она думать не думала ни о каких
прогулках и отказ не имел к ней ни малейшего отношения. Только спина -
уму непостижимо как - выразила презрительное осуждение.
Ронин не смог сдержать улыбку. Милое, своенравное, такое понятное
земное существо! Мимоходом он посмотрел на себя в зеркало. Оттуда на
него глянула чудовищная маска. Монстр, да и только...
Ничего не поделаешь! Иначе человека на этой планете просто не
замечают.
В начальной стадии осложнения неизбежны, и, начав работу на
Мальтурии, Ронин не строил никаких иллюзий. Действительность, однако,
превзошла все ожидания.
Подготовительные работы были проведены безупречно. Группа
разведчиков составила изумительное описание планеты и с торжеством
вручила его Ронину. Деликатная операция установки "следопытов" тоже
обошлась без неприятностей. Ночью возле всех заранее намеченных
поселений были тайно установлены акустико-оптические анализаторы,
которые в радиусе двух километров улавливали малейший шепот и
позволяли следить за каждым движением обитателей хижин. Сложность
этого предприятия, пожалуй, поставила бы в тупик любого героя Фенимора
Купера, ибо камуфлированные под пни, камни и гнезда аппараты следовало
разместить так, чтобы в поле их зрения и слуха оказался весь поселок.
В местах, куда тем не менее не забредали даже дети, которые, верно,
знали все пни и глыбы наперечет. И это под носом у жителей!
Обошлось тем не менее. Когда язык и образ жизни мальтурийцев были
изучены, аппараты за ненадобностью убраны так же скрытно, как и
поставлены, Ронин почти уверовал в свой талант. И немедленно сел в
такую лужу, в которую еще ни один специалист по контактам не садился.
Он, как по программе полагалось, выбрал одинокого путника, вышел
ему навстречу, сделал принятый в данной местности знак миролюбия и на
чисто мальтурийском языке произнес приветствие. По опыту он знал, что
это не только ответственный, но и опасный момент: бывало и так, что в
ответ на приветствие следовал удар копьем. Ронин был готов ко всему. К
нападению, паническому бегству, остолбенению, падению перед



Назад