a64408b1

Биленкин Дмитрий Александрович - Гениальный Дом



Дмитрий Биленкин
Гениальный дом
- Прошу, - широким жестом пригласил Юрков. - Выбирайте.
- Здесь? - мешковато вылезая из реалета, переспросил Смолин.
- Если вам нравится.
Крапчатые глаза Юркова смотрели враскос, безучастно, однако в них
плескалось затаенное озорство. Хмыкнув, Смолин огляделся.
Трава на лугу пестрела таким ярким узором соцветий, что их хотелось
прижать к груди. Редкие березы бросали прозрачную и зыбкую тень. С трех
сторон подступал лес, с четвертой открывалась река, голубели дали
предгорья. Яркие снежники вершин бросали на все чистый, как в поднебесье,
отсвет.
Смолин широко вздохнул.
- Тут славно...
- Тогда приступим, - деловито оказал Юрков.
Его поджарая фигура перегнулась через борт реалета. Он вытянул из-под
сиденья увесистую сумку, извлек скупо блеснувший кристалл и протянул его
Смолину. Форма полупрозрачного кристалла смутно напомнила Смолину
хрустальное, с гранями на боках яйцо, которым он забавлялся в детстве.
Только это яйцо гораздо превосходило размерами ту старинную безделушку.
- Да, немного великовато. - Юрков перехватил взгляд. - Обычное свойство
экспериментальных образцов, ничего не поделаешь. Держите!
"Яйцо" оказалось неожиданно легким. Смолин неловко прижал его к груди.
На ощупь оно было теплым и, несмотря на твердость, упругим. При повороте
граней в его зеленоватой глубине мутно перекатывались неясные волны и
вспыхивали точки фиолетовых огоньков.
- Странный у него вид, - пробормотал Смолин.
- Еще бы, - Юрков усмехнулся. - Действуйте.
- Как?
- Очень просто. Выбирайте площадку. Где угодно. Неровности почвы,
слабый уклон - неважно. Станьте там, где, по вашему мнению, должен быть
дом. Следите только, чтобы до ближайшего дерева или куста было метров
десять. Все!
Смолин сделал несколько неуверенных шагов.
- Может быть, здесь? - спросил он, озираясь.
- Прекрасно! Бросайте яйцо.
- Прямо так?
- Конечно.
- Жаль портить такое место...
- Оно не будет испорчено. Бросайте.
Смолин осторожно опустил кристалл на землю. Светлый край облака,
ослепительно просияв, коснулся солнца. Луг потемнел.
- Теперь отходите.
Все из той же сумки Юрков извлек вороненую трубку с призматическим
рефлектором на конце. Отступая к реалету, размотал витой шнур.
- Дальше, дальше, иначе собьет.
- Что?
- Сейчас тут будет немного ветрено. Браслет снимите - может
испортиться. - Юрков отстегнул свой наручный видеофон и кинул его на
сиденье реалета. - Кладите свой туда же, там он будет заэкранирован. Вот
так, порядок. Начнем!
Перегнувшись через крыло, Юрков подключил шнур и, отступив от реалета
на шаг, небрежно повел трубкой в сторону кристалла. В ней что-то
зажужжало. Рука Юркова замерла.
Ничего не произошло. Сухо трещали кузнечики, зеленоватый овал кристалла
мирно покоился среди ромашек. Он потускнел в траве и казался теперь
обыкновенным булыжником, если бы не правильные затесы граней.
Затем что-то изменилось. Оболочка кристалла затуманилась, как при
быстром вращении. То, что мгновение назад было камнем, оплавилось,
потекло, вспухло рыжеющим сгустком.
- Ага, - сказал Юрков. - Видите?
Сгусток, расплываясь и ширясь, принимал грибовидную форму. В нем бешено
и безмолвно крутились дымные струи. Все это походило на атомный, в
миниатюре, взрыв. Только бесшумный и без огненного в сердцевине всплеска.
В спину ударил тугой ветер, согнул вершины ближних берез, рокотом
пронесся по опушке. Смолин пошире расставил ноги. Ветер мчал сухие листья,
сор, былинки, они бесследно исчезали в темном грибообраз



Назад