a64408b1

Биленкин Дмитрий Александрович - Его Марс



Д. БИЛЕНКИН
ЕГО МАРС
Все торопились выпить эликсир кое кто еще дожевы вал бу-
терброд из автоматической кофеварки с шипением вырывались
клубы пара играла музыка. "Девочки, девочки, мы опаздываем!"
- раздалось слева. Там возникло движение, разноязычный гул
на мгновение притих. Зал зажужжал с удвоенной силой. "Пар-
дон" - послышалось рядом, и чей-то локоть мягко развернул
Сиина, ему в лицо ударило марсианское солнце, безжиненно-яр-
кое из-за спектроля; пламенем полыхнули рыжие волосы девуш-
ки, оказавшейся напротив; она скользнула по нему равнодушным
взглядом и быстро заговорила что-то на ухо коренастому туго-
щекому парню, который меланхолично кивал в ответ. Силин тоже
протиснулся к стойке и налил себе эликсир. Коричневая жид-
кость шипяще вспенилась. Он выпил горький эликсир и подумал,
что у напитка дурацкое название. Гул, музыка, суматоха внес-
ли растерянность в его мысли, да и не удивительно, потому
что вокруг все знали, чего хотят, а он нет.
"ЭКСКУРСИЯ № 2, просим к шлюзу! Просим к шлюзу экскурсию
N 2. Не забудьте выпить эликсир! Выпить эликсир не забудь-
те!"
Силина опять развернуло, но на этот раз он подчиобщему
движению. Проклятая акселерация! В подсети он был видным
мужчиной, а теперь перед глазами маячили затылки тех, кто
годился ему в сыновья и в дочери. Самодвижущаяся песчинка в
потоке. Все оавно так было лучше, чем бесцельно стоять в
одиночку среди тех, кто одиноким себя не чувствовал.
Пропускали по очереди. Едва человек переступал порог шлю-
за, проем загорался зеленым - это значило, что турист принял
эликсир. Перед Силиным шел юноша в радужной дюролезой курт-
ке, и его встретил не зеленый, а красный сигнал. Юноша
споткнулся от неожиданности, и куртка на нем полиловела.
Очередь засмеялась. Тотчас на куртке выступили пятна желчи.
Смех усилился. Лишь отчаянные модники носили одежду из дюро-
ля, которая меняла цвет в зависимости от настроения владель-
ца, чем нередко ставила его в глупое положение. Юноша бегом
помчался пить эликсир, а Силин прошел в шлюз.
Открылась дверь наружу, и передние скорчили гримасу. Но
это неудовольствие было скорей деланным. Все озирались с по-
бедным видом-как-никак они дышали марсианским воздухом, нас-
тоящим марсианским воздухом, кисловатым и разреженным, так
что от частых и глубоких вдохов высоко вздымалась грудь.
- Раньше туда нельзя было сунуться без скафандра, - за-
чем-то сказал Силин.
- Ну да, при царе Горохе, - бойко отозвалась черноволосая
девушка с глазами цвета бирюзы и фыркнула в ладонь.
"Это было при мне!" - хотел сказать Силин, но сдержался.
Девчонка по-своему права. Все, что было до ее рождения, будь
то Древний Рим или освоение Марса, существовало для нее в
стереофильмах, книгах, учебниках, но никак не в ее памяти, и
к Марсу она должна была относиться иначе, чем он, тут ничего
нельзя было поделать. Но ему стало грустно. Среди этих людей
он был единственным, для кого прошлое сохранило цвет, запах
и вкус. Воспоминания - богатство стариков...
В просторном салоне они расселись по мягким креслам, и
аэробус, набирая скорость, заскользил на воздушной подушке.
Полусфера крыши была из спектроля, и днище тоже было из
спектроля, весь аэробус, кроме ходовой части, был сделан из
прозрачнейшего спектроля, поэтому казалось, что над марсиан-
ской равниной летят поставленные в ряд кресла, а их, словно
вожак-журавль, тянет на незримой привязи оперенный каскадны-
ми рулями двигатель.
Удаляющееся здание турцентра сверкало, как хрустальное
яйц



Назад