a64408b1

Биленкин Дмитрий Александрович - Дырка В Стене



Дмитрий Биленкин
Дырка в стене
Надо срочно предупредить неосторожных. Необходимо! Иначе могут быть
самые неожиданные последствия.
Уже светает. Сейчас я опишу случившееся. Спокойно, главное - спокойно.
А, черт, бумага затлела! Ну, ничего, ничего... Ладно...
Так вот. Был первый час ночи, когда это началось. Я вернулся из гостей,
и после уютной квартиры, которую только что покинул, моя берлога
показалась мне особенно неприглядной. Серый от табачного пепла стол,
какой-то пух на стульях, перегоревшая лампочка в люстре и груды книг на
полу. Одна из стопок зловеще изогнулась винтом и, когда я захотел ее
поправить, рассыпалась под руками, затопив свободное пространство пола.
Что больше всего меня разозлило, так это то, что в коридоре стояли две
пустые полки, купленные третьего дня. На них разместились бы все книжные
груды, но для этого полки надо было повесить. А стены имели то
отвратительное свойство, что их не брал ни один гвоздь. Требовалась
электродрель, чтобы просверлить отверстие. Электродрель надо было искать,
ее надо было выпрашивать - о, господи!
Стоя посреди комнаты и засунув руки в карманы, я с такой ненавистью
посмотрел на стены, будто они и были причиной беспорядка. В кои веки
возникло желание покончить с хаосом, и - на тебе! - нечем просверлить
какое-то дурацкое отверстие. С яростной отчетливостью я даже представил,
как в стене появляется дырка, как...
В стене появилась дырка. Точь-в-точь там, где я ее наметил.
Поначалу я нисколько не удивился: просто не поверил. Я подошел, пощупал
отверстие, зачем-то подул в него. Оттуда вылетела цементная пыль и
запорошила мне глаз.
Это меня убедило в несомненности факта. Еще меня поразила ночная
тишина, окружавшая квартиру. Уж очень она не вязалась с тем, что
произошло.
Я сходил на кухню, выпил воды. Помню, что дождался, пока из крана
сбежит теплая вода, и лишь тогда подставил стакан.
Потом я вернулся, сел и задумался. Если зрение и осязание мне не лгали,
- а с чего бы им лгать? - то получалось, что усилием воли я просверлил в
бетонной стене отверстие. Это надо было обмозговать.
Мысль о чуде я отбросил сразу. Для какого-нибудь современника Пушкина
было бы естественно онеметь при виде обыкновенной электрической лампочки,
но мыто - люди, чего только не повидавшие! Нам даже лень удивляться и
заглядывать в будущее. Многие ли знают, например, что делается на опытном
заводе, где я работаю? Инженер прошлого века трижды перекрестился бы при
виде стальных заготовок, плывущих по конвейеру и на глазах меняющих форму,
словно их обминает незримая рука. Это называется магнитной штамповкой,
скоро мы внедрим ее в промышленность.
Или - зонная плавка токами высокой частоты в магнитной бутыли. Ни на
что не опираясь, ничего не касаясь, висит кусочек металла, медленно
наливается жаром, пока не засияет ярчайшей звездой. Непосвященных это
впечатляет. Только вид наших прозаических спецовок и не менее прозаических
физиономий гонит из их сознания мысль о чуде.
Просто мы привыкли к тому, что в повседневной жизни всякое действие
осуществляется вполне осязаемым и вполне весомым орудием. К незримым
действиям и невещественным орудиям у нас такой привычки нет. А жаль.
Как-то на досуге мы спроектировали кресло-качалку, сотканное из полей.
Очень своеобразное ощущение: сидишь ни на чем. Жестковато, правда,
получилось, и кожу немного жгло. Что поделаешь, первый шаг! А вообще у
такой мебели, по-моему, большое будущее. Впрочем, тут я могу быть
необъективным.
М-да... Не потребо



Назад