a64408b1

Биленкин Дмитрий Александрович - Бремя Человеческое



Дмитрий Биленкин
Бремя человеческое
"Надо же! - спеша за Телегиным по склону, удивился Рябцев. - Попал,
некоторым образом, в сказку, иду к говорящему волку, а в мыслях жара,
чушь, усталость и прочий бытовизм..."
Уж очень обыкновенным все было вокруг, таким, как всегда, как и сто, и
тысячу лет назад, и, верно, задолго до человека. В мглистом небе теплело
размытое солнце, под ногами вязко проседал рыжеватый, в хвое, песок;
лапчатые сосенки вынуждали лавировать в застойном воздухе косогора,
который испариной прохватывал тело. Удерживая дыхание, Рябцев стремился не
отстать от Телегина, чьи и в старости проворные ноги каким-то образом даже
не проминали песок, будто и не человек шел - лесной дух.
Наконец оба вскарабкались на гребень и по знаку Телегина присели под
корявой сосной. Здесь тянуло ветерком, мягким, но и в этой мягкости уже
прохладным, точно где-то в дороге он успел лизнуть стылый ледок. Рябцев
поспешил запахнуть куртку.
Открытая взгляду ширь темнела хвойными увалами, перемежаясь
желто-красными сполохами берез и осин, казалось, зряче дремала под неярким
небом. В светло сереющей дали мерцало одинокое, в мохнатой опушке, озерко.
С низовым накатом ветра в смолистую сушь воздуха струей врывался запах
грибной прели, и тело, совсем как в детстве, блаженно ловило все тайные
токи природы. Ни звука нигде, кроме шелеста ветвей, ни движения до самого
горизонта, будто двадцать первый век только приснился людям. С близкой
березы, кружась, слетал желтый лист.
- Где же хозяин? - рассеянно обводя взглядом дали, спросил Рябцев.
- А во-он, - неохотным движением руки Телегин показал на глухой
распадок. - Там его логово. Нас он, верно, уже заприметил. Подождем.
Заблудившийся муравей целился взбежать на колено. Рябцев смахнул его
небрежным щелчком, украдкой покосился на Телегина. Тот сидел не
шелохнувшись, будто врос, недвижно смотрел в пространство. Казалось, он
забыл о журналисте, целиком ушел в себя, точно первое в истории интервью
зверя было самым обычным или пустым делом. Отрешенный ветер ерошит седое
полукружье волос над круто выпуклым лбом, к голубым, уже чуть блеклым
глазам стянулись морщинки - и не ученый вовсе, сидит под сереньким небом
старичок, тот самый, из легенд, благостный пустынник, к руке которого
сходятся звери, слетаются небесные птицы...
"Вот так все возвращается на круги своя, - мельком подумал Рябцев. -
Это ты брось, - осадил он себя. - Выдумки твой пустынник. Просто время
такое, что легенды и сказки сбываются. Они и должны сбываться, мечта и
фантазия как-никак завязь дела, чему удивляться? Деды до ковра-самолета,
сиречь до реактивного лайнера, дожили, а я вот сейчас с волком пообщаюсь,
напишу об этом, и мир тихо ахнет... Нет, не ахнет, в том-то и дело, что не
ахнет. Обрадуется, поудивляется, но в общем примет за должное, ибо с
осуществлением фантазий все уже давно свыклись. Вот если бы они перестали
осуществляться, тогда поразились бы. Нарушение закона, все равно что масса
вдруг перестала бы переходить в энергию! А так... Ну ясно же, что животные
вроде волка как-то думают, об этом еще в девятнадцатом веке Энгельс писал.
Значит, можно улавливать электромагнитную динамику биотоков, декодировать
эту сложную (очень сложную, кто спорит!) путаницу, искать непонятным
символам соответствие, переводить их в звуки нормальной речи. "И молвил
волк человеческим голосом..." - через транслятор. Ну, наконец-то, скажет
человечество, наконец наука осилила речевой контакт с животными;
интересно,



Назад