a64408b1 строительство домов

Биленкин Дмитрий Александрович - Адский Модерн



Дмитрий Биленкин
Адский модерн
Степан Порфирьевич Демин - мужчина лет пятидесяти с тусклым взглядом
и мышиной сединой в волосах - был изрядной сволочью. Неудивительно,
что в один прекрасный день к нему явился дьявол.
Адский чиновник был в отличном немнущемся костюме из синтетики,
белой нейлоновой рубашке с серебристым галстуком-плетенкой. В
когтистых лапах он держал элегантный портфель "атташе", а в клыках у
него дымилась заграничная сигарета "Кэмел".
- Вами совершено ровно тридцать три подлости, - любезно сообщил он
Демину. - Ввиду этого мы уполномочены забрать вашу душу.
- Позвольте? - возмутился Демин. - Насколько мне известно, лимит
подлости...
- Совершенно верно. Но не далее как месяц назад адское управление
срезало лимит ровно вдвое.
- Но это же беззаконие! Произвол!
- И снова вы совершенно правы: беззаконие. Во многих частях света
беззаконие нынче в моде. Фашистские перевороты, попрание конституции,
всякие там хунты... Да что говорить! Ад старается идти в ногу с
прогрессом вообще и со злодейством в частности.
- Могли бы предупредить...
- Ну что вы! Тогда это уже не было бы чистым произволом. Понимаете?
Дьявол ласково улыбнулся и сел, поигрывая хвостом. Демин удрученно
кивнул, но внезапно его осенила какая-то мысль.
- Ваш документик, пожалуйста.
Дьявол небрежно швырнул на стол свое удостоверение личности.
Демин надел очки, пощупал корочки, сверил дьявольское рыло с
изображением на фотографии, колупнул ногтем адскую печать и со вздохом
вернул удостоверение.
- Теперь я хотел бы ознакомиться с правилами изъятия души, - сказал
он, тяжело глядя сквозь очки.
- Не беспокойтесь, они несложны. Во-первых...
- Не надо. У вас должна быть инструкция.
Дьявол кисло сморщился.
- Проклятая бюрократия! - пробормотал он. - Ведь наукой доказано,
что...
- Наука наукой, а бумага бумагой, - назидательно проговорил Демин. -
Почему я должен верить вам на слово? Не в моих это правилах. Надеюсь,
и не в адских тоже.
Дьявол смиренно наклонил голову и извлек из портфеля увесистый том,
на переплете которого пылало огненное слово: "Инструкция".
Степан Порфирьевич углубился в изучение. Посапывая от удовольствия,
он время от времени вопросительно вскидывал брови, благоговейно
шевелил губами и тщательнейшим образом вникал в текст. Его обычно
тусклые глаза сверкали, будто спрыснутые живой водой.
Скучающему дьяволу все это надоело, и он, бесцеремонно развалившись
в кресле, включил телевизор, где транслировался хоккей с шайбой.
Хоккей его так увлек, что он закурил две сигареты "Кэмел" сразу и
увеличил звук до предела.
- Вы мне мешаете, - скрипуче заметил Демин.
- И великолепно, - не поворачивая головы, отозвался дьявол. -
Трудности создаются затем, чтобы их преодолевать. Вы согласны?
Демин покосился на азартно подрагивающий хвост дьявола испепеляющим
взглядом, но снова погрузился в чтение.
- Да-а, - сказал он наконец, - толково составлено. А я-то думал, что
договор надо писать кровью.
- Устаревшее, крайне негигиеничное правило! - фыркнул дьявол. - Вот
вам бланк, заполняйте, и дело с концом.
Он даже не потрудился оторваться от телевизора - там истекали
последние минуты матча, а исход был все еще сомнителен. Нужный бланк
сам выпорхнул из портфеля и лег перед Деминым. Тот осторожно взял его
кончиками пальцев, придвинул чернильницу и неразборчивым канцелярским
почерком заполнил графы. Едва он поставил число и подпись, как из
портфеля выскользнула большая круглая печать и с грохотом прихлопнула
документ.
Запа



Назад